Нигора Салимова
Узбекистан
редактор газеты "Алмалыкский рабочий" и сайта "Zametka.uz"
Как давно вы занимаетесь журналистикой и какое место в вашей работе отведено экологической тематике?
В журналистике я 17 лет. Последние два с половиной года работаю редактором, до этого была рядовым корреспондентом. Наше издание социально-политическое, акцент делаем на социальных вопросах, освещаем те темы, которые важны обществу. Этот проект - мой первый опыт в экологической журналистике, тема эта меня интересует давно, но у нас в городе как-то не очень принято говорить об экологии. Хотя проблемы существует, люди о них говорят, но никакие действенные меры не принимаются. Мы, конечно, пишем статьи, направленные на развитие экологического сознания у населения, призываем беречь природу, но чаще всего это выстрел в никуда. Алмалык – промышленный город и проблем тут хватает, но в СМИ эти темы не особенно поднимают.
Как думаете, с чем это связано?
С тем, что это ничего не меняет, может быть, не хочется лишний раз сотрясать воздух. Все СМИ в нашей стране работают в разных условиях. Где-то до сих пор есть цензура, где-то не позволяют эту тему освещать. Я раньше этого не замечала, но вот как плотно занялась этой темой, поняла, что как-то у нас само общество не готово что-то решать. Могут говорить: "Ой все плохо! Сделайте что-нибудь!" Люди ждут каких-то действий от СМИ, от государства, но сами не хотят ничего делать. Все пытаются говорить анонимно, чтобы нигде "не засветиться". Нам просто повезло с героиней. Такая боевая женщина попалась, она и на видео была согласна и спокойно все рассказала, у нас с ней вообще проблем не возникло. Это просто везение. Потому что большинство - "моя хата с краю, я ничего не знаю", "меня не трогайте" - вот в таком формате живут. Каждый перекладывает ответственность на другого: "Решите эту проблему как-нибудь без меня". Большинство не хочет ни в чем участвовать.
В этом проекте было много других важных тем, но вы выбрали "воздух", чем это обусловлено?
Проблема загрязненного воздуха самая актуальная в нашем городе. У нас, например, насчет отходов система работает слажено: сбор, вывоз мусора -- все работает. Иногда подводят сами люди, которые элементарно пакет с мусором не могут донести до мусорного бака А вот проблема загрязнения воздуха -- это проблема номер один, беда, нерешаемая какая-то проблема.
В чем она выражается?
Ну, бывает, выходишь утром, а над городом шапка дыма. Такое темное, густое облако. Идешь по городу, а у тебя жжение в носу, дышать нечем. В последние год-два стало чуть лучше, чем раньше, но все равно все это есть. Потом слышишь то тут, то там, что в той же онкологии или в других столичных клиниках лежат в основном алмалыкские пациенты, серьезные заболевания дыхательных путей в основном у наших. Статистические данные, которые подтверждали бы мои слова, мы не смогли достать Такие данные скрываются, не афишируются, получить их невозможно. Но при этом люди между собой обсуждают: "Вот я там лежала и половина отделения - это наши алмалыкские". По Алмалыку мы за 10 лет взяли последнюю информацию по заболеваемости, разобраться в этих данных практически невозможно, какие-то сложные таблицы, года и заболевания все перемешано, как будто специально все сделано так, чтобы никто ничего не понял. Мы делали интервью с врачом, врач подтвердила, что качество воздуха очень сказывается на здоровье населения, но сказала, что сразу болезни не выявляются, заболевания дыхательных путей могут долго не давать о себе знать, а уже в пожилом возрасте у человека начинаются необратимые процессы. То есть, загрязненный воздух – бомба замедленного действия. Нужно об этом говорить, потому что люди не понимают масштаба проблемы.
К каким источникам вы обращались за информацией?
Мы обращались в Узгидромет, они сразу отреагировали, дали нам данные. Мы делали письменный запрос и получили письменный ответ. Эти данные мы передали Павлу, он готовил графики по всем странам. Позже Павел сказал, что будет использовать данные с сайта https://aqicn.org/, что он им больше доверяет. Еще одним источником информации стала для нас семья из Алмалыка – сын и мать, страдающие респираторными заболеваниями и связывающие свои болезни с загрязненным воздухом. Мы пытались также разговаривать с представителями экологического движения, но до запроса данных дело у нас не дошло, они сразу заверили нас, что в городе нет никаких проблем, мы не стали с ними спорить. Работник АГМК (Алмалыкский горно-металлургический комбинат – градообразующее предприятие) утверждали, что у них все продумано, работа ведется, на производстве модернизация, установлены новые фильтры, все делается для улучшения ситуации. Также у нас была информация о том, что фильтры, которые устанавливают на заводе, затягивают производственный процесс, на них тоже тратится энергия, поэтому их часто просто не включают, разве что перед проверками или комиссиями. У нас не было источника, который бы подтвердил эту информацию, поэтому, конечно, мы не могли это включить в материал.
Но на уровне слухов такая информация фигурирует?
Да, так говорят люди между делом. Также у нас есть Экопартия, раньше это было движение, теперь оно стало партией. Представители этой партии говорят, что в Алмалыке все нормально, говорят, что могут представить все данные. Я понимаю, какие у них данные – в них, скорее всего все идеально.
Как и где вы искали героя для своего материала?
Сначала мы искали его в социальных сетях. Самая активная наша страница -- в Одноклассниках, там у нас 6 тысяч очень активных горожан, которые бурно обсуждают проблемы города. Мы объявили, что ищем героя, несколько раз повторяли свое объявление. Комментов было очень много, люди жаловались на свои проблемы, соглашались, как важно говорить о качестве воздуха, но становиться героем – нет, никто не хотел. "Могу сказать свое мнение, но героем статьи не буду!" Я дала задание всем своим коллегам, чтобы тоже искали героя. Один из коллег сказал, что у него есть родственники, которые готовы говорить. Мы договорились о встрече, пришли к ним домой, сняли, все сделали. Видео и интервью получились, а вот фотографии сделать не удалось. Фотограф должен был прийти к героине в другой день, но героиня отказалась от еще одной встречи. В любом случает, мы ей очень благодарны, за то, что она позволила сделать видео и была открыта. Сын ее от интервью отказался.
Как вы считаете, отчего люди отказываются от интервью, боятся общественного порицания или репрессий со стороны властей?
Скорее, боятся власти. Общество никак не осудит, даже, может, похвалит, зауважает. Люди боятся, что к ним изменится отношение местных органов власти, какие-то проблемы будут. Этого, может, и не будет, но у людей до сих пор страх и переживания.
Какие страхи у населения: штраф, потеря рабочего места, срок? Чего боятся люди?
Точно сказать не могу. Боятся всего. В нашем случае героиня пенсионерка и ей уже, вроде, нечего бояться, поэтому она говорит, что думает. Многие боятся вышестоящего начальства, боятся, что потеряют работу. У каждого свой страх.
В материале вы используете карточки. На кого они рассчитаны?
Визуальный контент сегодня работает намного лучше текста, мы постоянно этим занимаемся, видим, что люди не хотят читать длинные тексты, визуализация воспринимается намного лучше. Карточки наши направлены на самую разную аудиторию, они будут полезны и тем, кто принимает решения, и тем, кто задается вопросами. Думаю, карточки -- это хороший выход, и их нужно использовать, ими можно долго пользоваться, размещать на различных ресурсах, думаю, это полезно.
До работы в этом проекте, все участники были незнакомы, занимались разным делом. Насколько быстро вы нашли общий язык в команде?
Очень быстро. Я для себя сделала вывод, что представители Кыргызстана и Казахстана очень опытные, у них уже были такие проекты, они знали, как и что, у нас вообще не было никаких проблем. Нам повезло с лидером группы (Мария Колесникова), у нее сильные организаторские способности и лидерские качества, она умеет дипломатично распределить обязанности, команда работала слажено и дружно. Мне очень понравилось работать с этими людьми, надеюсь это не последний наш проект.
Чему вы научились в этом проекте?
Я узнала много нового. Например, о том, как в Казахстане и Кыргызстане собираются независимые данные – у Павла есть своя система, он сам получает данные, анализирует их, сравнивает с другими данными. Мы в этом плане от них отстаем, мне бы тоже хотелось, чтобы у нас была такая активность, и люди были более понимаюшими и действовали; то есть, не просто рассуждали, но и что-то делали. Меня восхитила преданность делу наших участников, это вдохновляет. Очень хотела бы работать с ними в будущем. Также я научилась немного иначе давать информацию в материале, буду использовать полученные навыки.
Вы сказали о том, что Казахстан и Кыргызстан идут на шаг впереди от Узбекистана, с чем вы это связываете?
Связываю с культурными и ментальными особенностями каждого отдельного общества. У всех нас одинаковые проблемы с экологией, наша власть примерно одинаково реагирует на проблемы, все зависит от активности граждан. Нужны действия, инертность и нежелание что-то делать – наша главная проблема. Потому мы и отстаем от Казахстана и Кыргызстана, просто они активнее. Я заходила на их ресурсы, смотрела их сайты, видела, как они пишут статьи на эти темы. Большая разница с тем, как это делается у нас.
У нас вообще очень мало статей на эту тему. Вот только пошла активность. Сейчас Фонд Первой Леди Узбекистана взялся за вопросы экологии, это для нас было долгожданное событие. Они сами будут вести мониторинг качества воздуха, изучать проблемы. Если будут изучать, то и меры начнут в дальнейшем принимать. То есть, мы только-только начинаем делать первые шаги. Мне кажется, нужно об этом говорить открыто -- как в нашем проекте, использовать и визуализацию, и современную подачу, и объединяться в регионе. У нас ничего подобного не было. К тому же я заметила и на нашем сайте, и в республиканских СМИ одну закономерность: статьи на темы экологии набирают самые маленькие просмотры. Люди к этой информации еще не готовы, еще не понимают, как это важно, им это нужно рассказывать и показывать.
Что для вас в этом проекте было самым сложным, а что приятным?
Я очень переживала, что мы не сможем получить данные, но нам повезло: и официальные данные сразу получили, и героя нашли. Где-то помогли знакомые, где-то просто отзывчивые люди. Все шли нам навстречу, у нас все получалось. Самым приятным было увидеть результат нашей работы – общую статью. Когда увидела, испытала удовлетворение. То есть, мы работали не зря, сделали полезное дело.
Made on
Tilda